Алексей Ягудин -- без пяти минут олимпийский чемпион 14/02/2002 12:13:43

Едва ли не самая захватывающая интрига Олимпийских игр в Солт-Лейк-Сити -- противостояние Евгения Плющенко и Алексея Ягудина в мужском одиночном катании -- почти рассыпалась в первый же день соревнований. В короткой программе, исполняя четверной тулуп, упал Плющенко. Он занимает четвертое место, но еще сохраняет шансы на золотую награду. Для этого он должен выиграть произвольную программу, а Ягудин пропустить вперед кого-то еще.
Нет, не таким представлялся итог главной олимпийской драки. Где-нибудь в последнем раунде после мучительного подсчета судейских голосов Плющенко, конечно, вполне мог проиграть Ягудину. А тут вышло, что самый стабильный фигурист двух последних лет, человек, превративший последний чемпионат мира в какую-то скучную церемонию, споткнулся на первом же прыжке.

Год назад в Ванкувере, где Плющенко был наконец официально провозглашен сильнейшим фигуристом мира, я брал у него интервью. Разговор получился престранным. Я пытался понять, как можно быть таким спокойным. И в конце концов достал Плющенко. Под конец интервью обычно безыскусный в ответах, он разразился почти афоризмом: "Меня очень смущает, что за моими победами во мне перестали видеть живого человека. Я -- не автомат, в моей груди стучит сердце, а не мотор, в моих жилах течет кровь, а не машинное масло". Тогда я не поверил Плющенко. Но, оказывается, он тоже человек. Он тоже волнуется. К несчастью для Плющенко, это выяснилось на Олимпийских играх.

Он стал абсолютным героем вечера, затмив даже Ягудина с его близким к совершенству прокатом выдающейся короткой программы. Проигравший часто любопытнее победителя.

Падение Плющенко, конечно, не имеет никакого отношения к технике исполнения четверных прыжков и мышечной механике. Плющенко в отличной форме, и не надо напоминать, что именно его прыжки более всего подходят для иллюстраций в учебном пособии. Происшествие в короткой программе -- короткое замыкание в голове, обыкновенный психоз. За две минуты до падения на разминке Плющенко сделал очередной, должно быть, тысячный в своей жизни образцовый четверной тулуп.

"Уже когда он заходил на этот прыжок, я почувствовал, что с ним не все в порядке. Это был не Плющ, а кто-то другой", -- свидетельство очевидца происшествия Рафаэля Арутюняна, тренирующего Александра Абта. Сам потерпевший прошел молча мимо жаждавшей объяснений толпы журналистов. По традиции роль пресс-атташе Плющенко взял на себя Алексей Мишин, его тренер: "Он рано раскрылся, как будто передумал прыгать. Это эмоциональный срыв, он слишком хотел выиграть. Но, с другой стороны, я не заметил ничего, чтобы говорило о том, что такое может случиться. На тренировках Женя выглядел сильно. Это драма для нас. Драма, которая ранит, но не убивает. Плющенко будет бороться за медаль. Какая это будет медаль, теперь не только от него зависит".

Плющенко можно сочувствовать, но одновременно можно и поздравить его с мягкой посадочкой. Он отделался легко -- четвертым местом в короткой программе. Могло бы быть и хуже. Должно было быть хуже.

Это был выдающийся день для фигурного катания. Возможно, в истории Олимпийских игр не было еще турнира, на котором с такой ясностью не просматривалось бы, насколько фигурное катание продвинулось вперед по сравнению с предыдущей Олимпиадой. В этот вечер 15 из 28 участников замахнулись на прыжок в четыре оборота. Семеро его исполнили. Среди этих семерых нет Плющенко. Можно с легкостью объяснить, почему француз Дамбье и австралиец Лью стоят ниже Плющенко. Слава Богу, никто не переименовывал фигурное катание в прыжки на льду. Можно понять даже тех семерых арбитров (против двоих), которые поставили Плющенко выше блестяще выступившего китайца Ченджан Ли. В конце концов падение Плющенко было мгновенным затмением. Оно никак не сказалось на целостности его программы. И его дорожка шагов получилась в общем не хуже ягудинской. Нет объяснений тому, почему Плющенко в итоге оказался выше Александра Абта, чей четверной, на мой взгляд, был в этот вечер самым воздушным, самым легким.

Еще месяца не прошло с тех пор, как у Абта отняли стопроцентно заслуженную золотую медаль чемпионата Европы. И меня охватывает омерзение от мысли, что Саша опять стал разменной пешкой в какой-то сложной игре. Избавьте меня от того, чтобы пытаться угадать ее правила. Единственное, что утешает, -- настроение Абта и его тренера Рафаэля Арутюняна. Они смотрят на всю эту возню со спокойным презрением. "Нам не привыкать получать от судей не свои места", -- улыбается Арутюнян.

Итог этой комбинации (три арбитра потащили Плющенко на третье место, в результате он занял четвертое, опередив Абта) таков -- ценой Абта главная интрига сохранена. Плющенко еще может обыграть Ягудина. В том случае, если он станет в произвольной программе первым, а Ягудин займет место ниже второго.

То есть Ягудин вполне может пропустить вперед Плющенко, но никого более. И в этом смысле номер, доставшийся Ягудину на жеребьевке, позволяет ему предельно точно выбрать тактику проката произвольной программы -- ему достался последний номер, он будет знать, как все выступили. Поэтому для победы ему вполне может хватить одного четверного прыжка.

Нельзя сказать, что золото уже в кармане у Ягудина. Оно у него на ладони. Главное для него -- не выронить эту медаль, не поскользнуться. Это простая задача для трехкратного чемпиона мира. Так думают все. Кроме самого Ягудина.

Солт-Лейк-Сити

Всего просмотров: 1217 Закрыть