Представляем Сборную Белоруссии по хоккею - соперника Сборной России на ЗОИ 2002 (по материалам газеты Прессбол) 14/02/2002 09:58:55

Аккурат в день финала Олимпиады ему исполнится 28 – золотой возраст для хоккеиста. О том, чтобы отметить его золотыми медалями, речь серьезно, разумеется, не идет, хотя стремиться к этому, как говорит сам Сергей ШАБАНОВ, надо. Сегодня, во всяком случае, у голкипера сборной Беларуси самые высокие показатели среди всех вратарей Игр-2002. Вчера, накануне очередного поединка со Швейцарией, с героем первых двух матчей белорусской сборной побеседовал корреспондент "ПБ".
— Сергей, ты дебютировал в сборной в 97-м в Финляндии. Помнится, запустил тогда от хозяев пяток шайб, и надолго пошел отдыхать, сыграв на чемпионатах мира всего один матч. А на Олимпиаду, насколько известно, тебя вообще вызывать не хотели – изначально третьим планировался Алексей Щебланов. И, вдруг, такой феерический прорыв…
— В самом деле, все получилось неожиданно. Хотя я также не ожидал, что Крикунов поначалу от меня откажется. Показатели в клубе были хорошие, пресса обо мне лестно отзывалась, думал, что 100 процентов на Олимпиаде. А когда прочитал в "Прессболе" названный Владимиром Васильевичем состав, наступил шок. Звоню в федерацию – там успокаивают, говорят, подожди, все еще может измениться. Ходил, переживал целые сутки, а потом уже убедил себя в том, что Солт-Лейк-Сити жизнь не заканчивается – просто пропущу рядовую поездку, не более того…
— Ну, ты мастер самовнушения – "рядовая поездка"… А не искал ли причины такого казуса?
— Это действительно казус, и я не склонен никого в нем обвинять.
— Но в российской прессе, растиражировавшей выдержки из интервью Крикунова "Прессболу", по этому поводу разгорелась целая дискуссия. Владимир Васильевич утверждал, что не брать тебя на Олимпиаду ему рекомендовал твой же тренер, Сидоренко. В свою очередь Андрей Михайлович все опровергал. Как думаешь, что было на самом деле?
— Думаю, что произошло элементарное недоразумение. Ни одному, ни другому тренеру я ничего дурного не сделал, с обоими нормальные рабочие отношения. Наверняка Сидоренко имел в виду что-то иное, или Крикунов не так понял. Вообще-то давайте закроем эту тему, к добру она не приведет.
— Согласен, Тогда давай вспомним прошлогодний чемпионат мира. Ты блестяще выглядел на турнире в Словакии, ничуть не подвел в товарищеских матчах, но все равно остался третьим вратарем. Обиды на Анатолия Варивончика не держишь?
— Какие могут быть обиды? Сколько тренеров, столько и мнений: для одного хорош один вратарь, для другого – другой. Почему меня не ставили? Видимо, больше надеялись на Андрея Мезина, только и всего. А вообще про чемпионат мира вспоминать тоже не хочется. По его результатам мой отец схлопотал инфаркт. Поэтому в моей сегодняшней игре есть стремление доставить папе как можно больше приятных эмоций, а значит и здоровья.
— Хорошая мотивация. Может, поэтому и выглядишь столь внушительно. Как сам чувствуешь, в твоей игре в Солт-Лейк-Сити есть нечто аномальное, выдающееся?
— Но вы же видели, как я играл в декабре 2000 года в Словакии…
— Видел, здорово играл, ничуть не хуже, чем здесь. Однако я спрашиваю о твоих собственных ощущениях.
— Считаю, что выступаю примерно на одном и том же уровне уже четыре года, и в Солт-Лейк-Сити ничего сверхъестественного не демонстрирую. Просто сейчас стало больше доверия, а это очень важно для вратаря.
— Судя по всему, твой отец — заядлый болельщик, и в хоккейную секцию тебя привел именно он?
— Точно — к Геннадию Бандурину. Вообще потом у меня было много тренеров. Баранов-старший привил навыки, Милушев научил работать, Король дал дельные советы, Владыкин помог по жизни… Хотя, с другой стороны, после того как я вырос из категории олимпийского резерва, все меня бросили. Заканчивать с хоккеем пошел в "Смену", с которой тогда работал Николай Беспрозванных, параллельно заканчивал училище и уже, признаться, видел себя автослесарем. Как, вдруг, позвал в "Тивали" Сидоренко. Но протирать лавку третьим, за спинами Гавриленка и Ивашина, также не хотелось, поэтому подался на север, а там и началось…
— Давай вернемся к семье.
— Папа на пенсии, мама парикмахер, младший брат заканчивает медучилище, старший работает наладчиком. Супруга Светлана, бывшая фигуристка, неплохо разбирается в хоккее. Как декабристка, всегда за мной, в том числе и в Сибирь. Дочке четыре года, первый раз на хоккей попала в 3,5 месяца. Когда исполнилось 2,5 года, ее спросили: "Сашенька, а где твой дом?" — "А там, где папа играет в хоккей"… Все они сейчас в Минске, семья болеет, поэтому сыграть плохо просто не имею права.
— А говорят, что вратарь занимает последний рубеж. Да у тебя в тылу такие резервы! Не мудрено, что выглядишь уверенно, спокоен, как удав.
— Вратарь должен быть спокойным, я к этому все время стремлюсь.
— А как же новая обстановка — первая Олимпиада все-таки…
— Что касается спортивной борьбы, то по накалу она примерно такая же, как лучшие матчи российской Суперлиги. Я к этому готов. На втором этапе соперники посерьезнее, хотя, наблюдая за игрой НХЛовцев здесь, пришел к выводу, что играть с ними можно, и у нас на втором этапе есть все шансы.
Обстановка вокруг хоккейной площадки впечатляет больше. Мне нравится атмосфера олимпийской деревни, кругом одни спортсмены, велики люди, все подчинены единой цели, как одна семья. Питание идеальное, условия в номерах… Не "Хилтон", конечно, но все же получше, чем на нашей базе в Новокузнецке. Многие жалуются на повышенные меры безопасности, проверки, досмотры, но я к этому отношусь спокойно. Не знаю, как бы я действовал, если бы мне поручили отвечать за безопасность такого количества великих людей. Наверное, под железный колпак бы всех упрятал.
Но особо хочу отметить внимание к нам со стороны руководства федерации, миссии, медицинского персонала. Условия для подготовки к играм созданы просто идеальные – все это скрашивает мытарства в очередях и досмотрах на дорогах.
— Скажи, а насколько изменилась обстановка в сборной с приходом в нее Владимира Крикунова?
— Для меня в лучшую сторону, потому что я стал играть. А за остальных говорить не берусь. И вообще, дело хоккеистов забивать и отражать шайбы, а не обсуждать тренеров.
— Тогда давай обсудим единственный гол, который ты пропустил на Олимпиаде.
— Меня толкнули, щиток приподнялся, и шайба тихонечко проползла под ним. Курьезный гол, ничего не скажешь. Но у меня была абсолютная уверенность, что в итоге все завершиться нормально. Снаряд два раза в одну воронку не падает…

Владимир Бережков из Солт-Лейк-Сити

Всего просмотров: 1044 Закрыть